..обрывки из множества книг..

 Когда-то мною было прочитано множество книг и фразы, особенно понравившиеся мне я собрала:
…Дай мужчине втрое больше того, что он может вообразить, – и он запаникует. Утверждает, что любит, – хватай машину, кидай в салон и тут же гони в ЗАГС! Говорит, что хочет тебя, – раздевай до тряпок и запрыгивай на него прямо посреди многолюдной улицы! Клянётся, что “душу дьяволу готов отдать за ночь с тобой”, – диктуй контракт и требуй подпись кровью! Если он после этого не заплачет, не испарится, не помрёт и не передумает – его надо брать, такие мужчины занесены в Красную книгу.
– Вы ее не любите, лорд Скиминок.
– Почему?
– Потому что, когда любят, женятся. Но не переживайте настолько, она вас тоже не любит.
– Почему?
– Потому что когда любят, то ждут.
Да вы бы на моем месте тоже согласились. Ничто так не избавляет от сердечных мук как опасное дело, грозящее смертью. Может быть, я действительно ее так сильно люблю, что даже хочу умереть, раз мы не вместе…
Лошади удивительные животные, они обладают каким-то магнетическим воздействием на душу человека. Они ее лечат…
  Я иногда задумываюсь над неким приоритетом этой извечной борьбы духа и тела. Почему одно немыслимо без другого? Почему, терпя душевные муки, мы терзаем свое тело, пытаясь физической болью заглушить душевную? А тренируем дух, мучая именно тело? Какой смысл в самосовершенствовании, если судьба все равно подкинет то испытание, к которому мы не готовы? Ибо то испытание, которое мы уверенно готовы преодолеть, по сути, таковым не является!
  Если тело – это храм, то ты можешь довести его до аварийного состояния. Если тело – это храм, то мой требовал капитального ремонта.
  Люди забывают о том, что путь в никуда тоже начинается с первого шага. Хочешь верь, хочешь не верь, но это те самые большие истины, которые роятся внутри тебя.
     Ты осознаешь, что из-за неуверенности в будущем сложно порвать с прошлым. Мы не можем порвать с нашим представлением о том, кто мы есть. Все те взрослые, играющие в археологов на дворовых распродажах, разыскивающих артефакты детства, настольные игры, Мир Сладостей, Головоломка, они напуганы. Мусор становится священными реликвиями. День Чудес, Хула-хуп. Мы тоскуем о том, что просто выкинули на помойку, потому что боимся развиваться. Вырастать, меняться, терять вес, открывать себя заново. Приспосабливаться.
  Поскольку изменения происходят постоянно, тебе интересно, жаждут ли люди смерти – ведь это единственный способ довести что-нибудь по-настоящему до конца. “Все мы выросли на одних и тех же телешоу. Все равно что нам всем имплантировали одинаковую искусственную память. Мы не помним почти ничего из нашего настоящего детства, но мы помним все, что случилось с семьями из сериалов. У нас одинаковые цели. У нас у всех одни и те же страхи”.
  
  Я до сих пор размышляю над всем, что рассказал Адам. Адам сказал, что первым шагом, который делают большинство культур, чтобы превратить тебя в раба, – это кастрация. Евнухи, так это называется. Кроме того, некоторые культуры делают так, чтобы ты не наслаждался сексом в полной мере. Они отрезают части. Части клитора, как Адам это назвал. Или крайнюю плоть. Это твои чувствительные части, части, которые приносили больше наслаждения, и без них ты чувствуешь себя все меньше и меньше. Адам говорит, что культуры, которые не кастрируют твое тело, чтобы
сделать из тебя раба, кастрируют твой разум. Они делают секс таким грязным, злым и опасным, что какими бы чудесными тебе не казались сексуальные отношения, у тебя их не будет.
Секс – это действие, которое отделяет нас от наших родителей. Детей от взрослых. Секс – это первый мятеж подростков”.
“Только не принимай ничего близко к сердцу. Ведь то, что примешь, хочешь удержать. А удержать нельзя ничего”
Для любви необходима известная наивность. У тебя она есть. Сохрани же ее. Это дар божий. Однажды утратив ее, уже не вернешь никогда.
Счастье – самая неопределенная и дорогостоящая вещь на свете.
Человеческая жизнь тянется слишком долго для одной любви. Любовь чудесна. Но кому-то из двух всегда становится скучно. А другой остается ни с чем. Застынет и чего-то ждет…Ждет, как безумный…
Что знаете вы, ребята, о бытии! Ведь вы боитесь собственных чувств. Вы не пишете писем – вы звоните по телефону; вы больше не мечтаете – вы выезжаете за город с субботы на воскресенье; вы разумны в любви и неразумны в политике – жалкое племя!
Нет ничего более позорного для мужчины, чем шутовство.
Такт – это неписаное соглашение не замечать чужих ошибок и не заниматься их исправлением.
До чего же теперешние молодые люди все странные. Прошлое вы ненавидите, настоящее презираете, а будущее вам безразлично. Вряд ли это приведет к хорошему концу.
Обладание само по себе уже утрата. Никогда ничего нельзя удержать, никогда!
Мужчина становится корыстолюбивым только из-за капризов женщины. Не будь женщин, не было бы и денег, и мужчины были бы племенем героев. В окопах мы жили без женщин, и не было так уж важно, у кого и где имелась какая-то собственность. Важно было одно: какой ты солдат. Я не ратую на прелести окопной жизни, – просто хочу осветить проблему любви с правильных позиций. Она пробуждает в мужчине самые худшие инстинкты – страсть к обладанию, к общественному положению, к заработкам, к покою. Недаром диктаторы любят, чтобы их соратники были женаты, – так они менее опасны. И недаром католические священники не имеют жен, – иначе они были бы такими отважными миссионерами.
Работа – мрачная одержимость.
Мужчина не может жить для любви. Но жить для другого человека может.
Как это странно: люди находят подлинно свежие и образные выражения только когда ругаются. Вечными и неизменными остаются слова любви, но как пестра и разнообразна шкала ругательств!
Ты гораздо прочнее, чем тебе кажется. Ты вообще не знаешь, какой ты. Я редко встречала людей, которые бы так сильно заблуждались относительно себя, как ты.
Когда есть цель, жизнь становится мещанской, ограниченной.
Равнодушной природе безразлично, как ведет себя на этой земле злобный муравьиный рой, именуемый человечеством.
Важное, значительное не может успокоить нас…Утешает всегда мелочь, пустяк…
  – Здравствуйте, меня зовут Сергей. Разрешите погреться у вашего огня?
  В глазах незнакомца мелькнул страх, но он быстро с ним справился.
  – Эльруин, сын Харена и Квазиры, приветствует тебя, путник, – сказал напыщенно юноша. – Что занесло сэра Гея в эти дикие места?
  Ну и ну! Никогда бы не подумал, что мое довольно-таки простое имя можно столь сложно интерпретировать. Вот так прилепят с самого начала ярлык, и доказывай потом, что ты не “голубой”.
Ах ты, сучий хвост! Да я тебе самолично уши пооткусываю, собака страшная! Ты с кем так разговариваешь? Ты на кого голос повышаешь? Да я ж тебе, грамотею, сейчас все корни повыдергиваю, на их место суффиксы вставлю, все приставки пообрываю, а в задницу такое окончание засуну… Сядь на пол, козел безрогий, и жди нас с Серегой, мы скоро будем. А если в твою похотливую головенку только взбредет мысль хоть что-нибудь вякнуть Наталье Владимировне, то я из тебя… Трубку бросил, гад. Испугался, наверное… Ну че, пошли?
Не сочтите меня излишне самонадеянным, есть вещи, в которые просто веришь, не требуя доказательств.
Читатель вечно лезет с советами, чего-то требует, доказывает, нудит. Словно, купив книжку писателя по рыночной цене, он навеки приобрёл указанного автора в своё пользование и вправе отныне единолично диктовать ему свою волю и своё видение литературы. Писатель тоже не остаётся в долгу, чисто по-чеховски зациклившись на том, что “публика – дура, пипл – хавает, бабки – капают.”.
От исчезновения одной-единственной женщины в мире не остановится ничего, кроме сердца одного-единственного мужчины.В. Шекспир
Это вчера. Давай прервёмся с писаниной и сгоняем в ближайший магазин – изюму купим, рис купим, барашка купим, урюка, тмина, перца купим, плов варить будем, э?! Какой хочешь: по-узбекски с тремя сортами риса, по-монгольски из конины, по-персидски с урюком, по-казахски с нежной бараниной и тёртой морковью, по-уйгурски из рёбрышек, по-бухарски с печенью и горохом, по-самаркандски с изюмом и курицей, по-фергански с говядиной, бараниной и свининой!
 
  Прочёл книгу – закрой её. (кит.)
  Прочёл книгу – подари её. (рус.)
  Прочёл книгу – продай её. (евр.)
  Прочёл книгу – сховай её. (укр.)
  Прочёл книгу?! (эстон.)
           Володька не соврал только насчет щедрости начальника. Платил тот, действительно, не скупясь. Но вот насчет легкости… тут он не просто приукрасил, а нагло подставил однокашника. Контора Колобкова оказалась настоящим лесом – что ни служащий, то дуб. Девяносто пять процентов работников пользоваться компьютером не умели совершенно, а еще четыре – тоже не умели, но сами себя считали специалистами высшего класса. Более-менее продвинутых юзеров обнаружилось всего два – глухой дворник дядя Митя и Венька из котельной. Остальные – самые натуральные ламеры.
Большинство сотрудников совершенно серьезно считали Сергея (да и всех его предшественников) тунеядцем. Мол, совершенно непонятно, за что ему деньги платят – даже не может сделать так, чтобы компьютеры не ломались! А ведь одни только основные операции по поддержанию сети занимали у него добрую половину рабочего дня – в конторе всегда была груда разнообразного электронного барахла.
Каковы основные обязанности сисадмина? Проверка логов сервера и программ, заведение и удаление аккаунтов, мониторинг загрузки сети, поддержание рабочих станций в рабочем состоянии, ответы на вопросы (в девяти случаях из десяти абсолютно дурацкие), нажатие на “reset” в случае зависания, переключение кодировки на письмах, отписывание от всяких бредовых рассылок, на которые все зачем-то подписываются и еще много всякого. На это уходило полдня.
На что уходят другие полдня? На выполнение различных просьб пользователей, как-то: поиск информации в Интернете, советы по покупке компьютеров и их комплектующих, обучение азам работы с Windows, Word, Интернетом и электронной почтой… На просмотр информации о новых утилитах, программах, патчах, вирусах, бонусах… На ремонтные работы вроде установки дополнительной сетевой розетки, смены сгоревшей звуковой карточки, чистки CD-ROM и шариковых мышек, восстановления “помявшейся” дискеты с важным отчетом, изъятия зажеванной бумаги из принтеров и ксероксов…
А ведь это еще далеко не все дела сисадмина. Ведь кроме этого надо скачать, протестировать и установить новые драйвера и утилиты; написать для них скрипты использования в автоматическом режиме; обновить антивирусы; дописать наконец-то базу для бухгалтерии; разобраться, почему на секретарской машине глючит “Excel”; поставить боссу новые обои с Анной Курниковой в неглиже и сделать еще кучу всего.
А помимо рабочего дня есть еще и рабочая ночь! То есть такие работы, которые можно выполнять только ночью или по выходным, когда никто не работает. Это, как правило, различные действия с сервером, требующие остановки сети, например, дефрагментация дисков, установка новых компонентов и драйверов, сжатие баз, да мало ли что еще! Некоторые процессы на рабочих станциях также требуют изрядного времени и, соответственно, их тоже приходится делать ночью…
Именно потому, что дел так много, у всех и создается впечатление, что сисадмин вроде ничем и не занят – большинство работ занимают считанные минуты, и кажется, что все сделалось само собой, а мастер так, рядышком постоял, да сигарету стрельнул. И если сисадмин работает хорошо, то его работа не видна и как будто даже и не нужна. И это действительно так. Если сеть работает и не виснет, сотрудники не жалуются, документы не пропадают и компьютеры не ломаются, то начальство тут же озабочивается тем, чем бы этаким занять сисадмина, чтобы не платить ему деньги за тунеядство.
Особенно сильно доставали пользователи. Стандартный юзер – это заклятый враг сисадмина. Сергей не сидел спокойно никогда – ему просто не давали. Вообще никогда. Во время перерыва на обед он скрывался в котельной у Веньки – чтобы хотя бы перекусить в тишине. В остальное время его поминутно донимали с вопросами типа “на какую кнопку нажать, чтобы компьютер починился”. Он буквально рыдал от непроходимой тупости этих горе-работничков.
Самым больным местом были тетки из бухгалтерии. Там служили исключительно женщины, причем они четко делились на две группы. Заслуженные работницы пенсионного возраста, трудившиеся в этом здании еще при Брежневе, и молодые девахи, совсем недавно окончившие институт (или какие-нибудь курсы).
Первые боялись компьютеров, как огня, относились к ним с врожденным недоверием и ностальгически вздыхали по таким простым и понятным счетам. Во всех своих ошибках они винили проклятую технику, не желающую им подчиняться, и Сергея, специально над ними издевающегося (по их мнению). Бабульки то и дело катали на несчастного сисадмина кляузы начальству, требуя его уволить. К счастью, Петр Иванович не обращал на эти писульки внимания – тетки в свое время точно так же жаловались и на Володьку, да и на всех прочих сисадминов, перебывавших в этой фирме (они, как выяснилось, сменялись в “Питерстрое” чуть ли не каждый год).
Вторые же компьютеров не боялись. Они перед ними благоговели. Сергей давно отчаялся понять, как эти девчонки умудрились получить свои дипломы – они не разбирались в самых простейших вещах. Очередное “ой, Сережа, компьютер опять сломался!” почти всегда оказывалось случайно свернутым окном или попыткой загрузиться с дискетой в дисководе. По-английски все они говорили свободно… согласно рабочим резюме. Однако когда компьютер вежливо просил вытащить дискету и нажать любую кнопку, девчонки только бестолково пучили глаза и смущенно хихикали, замечая слово “abort”.
К тому же все молодые (и не очень) бухгалтерши и секретарши отчаянно хотели замуж. Неважно за кого, лишь бы муж был не слишком пьющий, нормально зарабатывал… ну и не совсем уж урод, конечно. Сергей этим требованиям более или менее удовлетворял, а потому буквально осаждался осатаневшими девками, мечтающими о домашнем очаге. А у него был твердый принцип – с коллегами по работе шашней не заводить. Однажды он на этом крепко обжегся, и с тех пор перестраховывался. А жениться Сергей не торопился, вполне резонно рассуждая, что это он еще успеет, и вообще – от добра добра не ищут. В конце концов, ему даже тридцати еще нет – куда торопиться?
….Ну, вот быть может кто-то найдет здесь что-то знакомое)))… 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s