Без заголовка

Я ездила слушать тишину.
На самом деле, в последний день перед отъездом хотела написать пост побольше и поменять пароль на ноуте, но еле-еле успела засунуть вещи в рюкзак, волосы не высохли, провожающих не нашлось – не судьба. Посему сегодня обнаружилось несколько прочитанных сообщений, воткнутый не туда шнур от колонок. В общем, соседка, как всегда, показала себя, да еще по телефону подруге вякнула: “Да, к сожалению. Пришел конец моему счастью”. Впрочем, я совсем не о том хотела написать.
29
Это было здорово, что говорить. Очень здорово. Хотя рюкзак оказался намного тяжелее, чем в прошлые два раза, но я все прошла достойно. Семьдесят человек разделили на три группы и дали каждой своего инструктора. Наш Илья (далее – просто Ил) взял гитару, как и обещал, – я играла в поезде туда, в основном, грустные песни, но было весело: рассказывали случаи с прошлых походов, пили пиво и травили анекдоты, перекидываясь картишками или прикидываясь мафией. Фраза первого вечера: “Мне кажется, когда ты его съешь оно будет выпирать” – сказал Леша, сосед по купе, глядя на огромное яблоко у меня в руке.
30
В Севастополь наш поезд прибыл в половине пятого утра, и примерно до полудня мы были голодные, ибо ждали автобус в каком-то парке. Правда, мы быстро нашли себе развлечение: метали тарелку и играли в волейбол, чтобы согреться. Кто-то не растерялся – развернул спальник прямо на сцене для дискотеки и мирно посапывал.
На автобусе нас привезли в Балаклаву – там нас ждала обалденная экскурсия по бывшей базе подводных лодок СССР. История чуть ли не самого секретного объекта во всем Союзе безумно интересная. Это был последний кусочек цивилизации, дальше – забег улитки.
Первой стоянкой оказался Золотой пляж – уютное местечко у самого моря между гор. По дороге успели посмотреть на развалины крепости Чембало – с этого перехода остались самые красивые фотографии.
Вечером пили вино, я играла на гитаре Арию, Кино и прочие всем известные хиты. Предложила Илу устроить вечер знакомств (правда, к тому времени у костра осталось всего человек семь). В полночь на первое мая поздравили двух девушек с днем рождения. Замечательный был вечер.
Фраза этого дня: “Замыкающего замкнуло”
1
У меня был завтрак этого дня – как я радовалась, что избавила рюкзак от лишних пяти килограммов! Правда, пришлось подежурить под дождем – но это не беда, справились.
Налегке ходили на мыс Айа, по слухам – почти легендарное место, а по моим личным впечатлениям – действительно стоящее внимания. Причем не только сам мыс, но и путь к нему восхитителен.
На обратной дороге нас стал преследовать туман. Казалось, он крадется по пятам и, окружая, медленно заманивает в ловушку (что это была за ловушка, мы поняли очень скоро). Невозможно было даже предположить, где была граница между морем и небом, а через полчаса все вокруг было белым, как в матрице. И из этой белой пустоты полил дождь.
Каким-то образом я умудрилась растянуть бедро, и с тех пор моя нога каждое утро перематывалась эластичным бинтом. А Ваня с этого момента всегда подавал руку на спуске.
Я сидела на огромном валуне, опустив ноги в море, и записывала это в блокнот. Ил умотал в Балаклаву и пропал, из-за чего весь вечер потом выслушивал недовольства некоторых конфликтных личностей нашей группы. Посему вечер был неприятный, мы бродили втроем вдоль обрыва над морем, и петь совсем не хотелось.
Единственное оптимистическое заявление этого дня – “Ялта не за горами”.
2
После жестокого подъема в гору мы поймали несколько машин и поехали в поселок Орлиное. Там впервые дозвонилась Никите, после чего долго отходила от шока: баланс за две минуты смело подчистую.
Намеревавшись дойти в тот же день до горы Мердвень, мы потерялись в тумане, жалобно повизгивая “Йооожик” и “Лошааадка”, и встали лагерем у какой-то речушки. Глина налипала на ботинки, по пять килограммов на каждую ногу, и мы были похожи на актеров древнегреческого театра, ходивших по сцене на высоких котурнах.
Называется, “Илень сходил на Мердвень”. Но мы не унывали, напевая про инструктора второй группы что-то вроде “Осенью в дождливый серый день. проскакал по городу Евген”.
3
“И я стану сверхмокрой, супербольной, фаренгит и ангина – все дела.”
Это я сочинила утром, проснувшись в болоте. Видимо, инструкторы не рассчитывали, что к рассвету в эту низину между горами стекут все дождевые потоки. Спали прижавшись друг к другу, но все равно дрожа от холода.
Очередной день в густом, как сгущенка, тумане. (Кстати, о вкусном: мы прозвали Тему “сладким” за то, что он нес бутылку сахара, которая все время выпадали из рюкзака.) В этом тумане ты – центр окружности диаметром метров пять-десять и, соответственно, источник перемещения этого круга видимости. Например, идешь себе, ничего не подозреваешь, и вдруг перед тобой вырастает лес… Какими-то неведомыми путями мы-таки забрались на гору – ничего, разумеется, оттуда не увидели, поорали, выпили коньяк, попрыгали для согреву и спустились обратно. Настроение, несмотря на погодные капризы, улучшилось, я снова начала петь.
К вечеру все было насквозь мокрым, и далеко не все мы успели высушить над костром. Очень хотелось в туалет, очень хотелось есть, но очень не хотелось вылезать из палатки. Ваня принес миску супа, напоил вином, уложил спать, согрел и. поцеловал. Внутри палатки стало жарко, а снаружи на нее несколько раз со всей силы падал тяжелый дождь.
4
На следующее утро, слушая байки у костра, Ваня удивлялся: “А почему я не слышал никакого ливня?” Я хихикнула и бросила: “Ты был занят”
Натянув мокрые вещи, встали у костра плотным кольцом и силой мысли пытались разогнать туман. Шабаш из нас получился тот еще, конечно. “Ну, ремни безопасности пристегнули – можно двигаться,” – сказала я, затягивая пояс рюкзака.
По “Чертовой Лестнице”, мимо горы Бизюка мы дошли до следующей стоянки – Карадагский лес – и наконец встретились с солнцем. Наши быстренько побежали в магазин (два часа в одну сторону) за вином для глинтвейна: надо же отметить такое событие!
Странно одно: влажные салфетки высохли.
После глинтвейна наши затянули: “Не потерять бы в серебре ее, одну – туалетную.” Над намокшим рулоном бумаги каждый из нас изрядно похныкал.
Глинтвейн был отменный. Да и ночь после него тоже ничего. До сих пор помню, как смеялась над фразой Вани: “Ты кажешься скромнее, чем есть на самом деле”
5
В этот радостный солнечный день мы подогрели воды и помыли голову. И налегке отправились в Скельскую пещеру по Римской дороге. Это тропа вниз, из крупных острых камней, – ох мы там поскакали! “А прикинь, вот по такой дороге – до Рима!”
Пещера бесподобна. Правда, температура там внутри +8, но это ничего. Зато там есть самый большой в мире сталактит – об этом нам поведала экскурсовод, тетенька, которая рассказывала нам, как детишкам сказочку на ночь, обо всех причудливых очертаниях пещерных стен.
На обратном пути мы застряли у магазина. Надо было видеть, как мы уплетали кабачковую икру, черпая ее из банки продолговатым крекером!
Река Узунджа – единственная река, которую мы видели в этом походе. Хотели было добраться до Узунджинского Каньона, но дорога оказалась слишком длинной – мы повернули назад. Но мое настроение заставило меня скакать по этой дороге вприпрыжку, а после Римской дороги – лазать по нависшим над прудами деревьям.
“Я тарзан, тарзан забытых богом лесов, я герой – скажите мне, какого похода.оооой-ой-ой-ой- уйе-уйее!”
6
“А у меня в лифчике скончался паук,” – сочувственно произнесла Ксюша, спросонья нащупывая одежду. Так начался день самых смешных шуток.
Вот, например.
Ваня: Давай здесь палатку поставим: от костра далеко, криков не слышно будет.
Я: Наших
Утром разговаривала с ма по телефону (со связью вообще были большие проблемы).
Шли по солнышку, с вершины видели море, над которым навис слой легких облачком, как пенка на молочном коктейле. Встали на Беш-Текне, даже позагорать успели, но на этой стоянке было жутко холодно, поэтому мы с Ваней надели его свитер, и из нас получился двухголовый четырехног. Зато тепло.
А вот из остальных, по-моему, вышли неплохие спиртмастеры.
Это была последняя ночь в горах. Я сидела у костра и вдруг подумала, что в этом походе я совсем ни о чем не думаю. Не живу идеями, мной не движет никакая цель, не формулируются философские теории. Я даже не пишу стихов. А раньше все это было. От этих мыслей у меня заболела голова, и я даже не ужинала. Но всю ночь разговаривала с Ваней о жизни.
7
Ил разбудил нас криками “Вставайте, демоны! Впереди Ай-Петри!”
Мы собрались в считанные минуты и потопали в сторону последней цели.
Как-то по дороге Ваня отпустил ветку, она залетела мне под панаму и впилась шипом в кожу – по лбу потекло что-то теплое и красное. Ранка небольшая, а крови-то, крови!.. Заклеили пластырем, сверху прикрыли цветочком – ничего так смотрелось, только пластырь от волос потом больно отдирать было.
На привале намазывались Ваниным кремом от загара. Ему сестра ради прикола купила детский крем со степенью защиты 40. Но он был бирюзовый (!) и переливался на пальцах.
Местами видели снег, даже успели поиграть в снежки. Ваня слепил сердечко – казалось, под солнцем оно светилось изнутри.
Так не хотелось уезжать, что мы шли последние и, в конце концов, отстали даже от замыкающего. Но до Ай-Петри все-таки дошли. Ну а там – уже совсем не то.
Сначала все разбрелись по кафешкам, а потом разъехались, кто куда. Так как мы с Ваней в августе уже спускались воздушным трамвайчиком с горы, то решили поехать на маршрутке прямо до Ялты. По дороге посмотрели водопад Учан-Су (“Летящая птица”) – внушительный такой.
Вечером всей группой встретились на вокзале и решили заселиться в домик к одному мужику, у которого в гараже стоит три Хаммера. Но самое главное – у него было три душа.
Мы с Ваней жили в комнатке со стиральной машинкой, гладильными аппаратами и кучей порошка – словом, в прачке. Но кровать там была хорошая: не скрипела
Ваня сказал, что я очень своенравная. Да, непосредственная, странная, страстная и именно своенравная. А еще – веселая: “Я никогда столько не смеялся по ночам”.
Мы играли в красную шапочку и серого волка. Мы были Томом Крузом и Николь Кидман.
8
После клубной ночи часть группы отправилась в путешествие на пароходе, а мы в полдень только встали. Пока шел проливной дождь, мы сидели в столовой и почему-то рассказывали о своем прошлом. У нас оказалось гораздо больше общего, чем я могла себе представить.
Прокатились на канатной дороге над Ялтой. Ваня почему-то смотрел на меня с такой грустью. А на стекло сзади него прилетали редкие капли дождя. Дома он кормил меня грейпфрутом и киви, я пила ананасовый чай с лимоном. К тому моменту я уже успела сильно разболеться: в Ялте было холодно, а надеть было нечего, все теплые вещи были грязные и пропахли костром.
Вечером несколько человек уехали, потому что покупали билет сами, не централизованно. Ваня был среди них.
9
Ночевала в комнате Ксюши. Днем Ил водил нас с ней по ялтинским церквям. Купили сувениров, в три часа сели на автобус до Симферополя. В этой “столице путей сообщения” мы пытались купить еды в поезд, но желание быстро отпало: в магазинах на нас косились, как на бомжей. Ну да, больные, грязные, ну кашляем – и что с того?!
А болела я действительно очень сильно. В поезде заботливые друзья дали мне Фервекс – немного полегчало на следующий день.
10
Никаких развлечений, кроме карт, на ум не приходило. Ехали через Москву, даже успели поужинать в столичной пиццерии.
11
Последнее мое утро в поезде началось с крови из носа, посему весьма мрачно. Но Ваня с бело-малиновыми тюльпанами – настоящее чудо. Он встал в такую рань, чтобы встретить меня в шесть утра.
Не знаю, как надолго затянется этот курортный роман. Никита пишет мне, какие девушки влюбились в него за кинофорум у нас в студии Мы влюбляем в себя людей и ничего не можем с этим поделать.
Сегодня я успела поспать, постирать все походные вещи в прачке, сходить с Гошей (как же я соскучилась!) в магазин, посмотреть с ним сериал и написать этот длиннющий “свиток”.
И – твою ж мать – я все еще кашляю.
Но. спасибо этой жизни за то, что в ней есть счастье.
А сейчас – внимание! – новая акция. Тому, кто угадает, какие песни (исполнитель и название) были переделаны, я подарю одну красивую фотографию с похода.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s