сказка на ночь(часть 2)

Возлюби ближнего
Автор: и.о. Минск
Пейринг: J2
Жанр: юмор, стеб и переходные стадии
Рейтинг: NC-17
Дисклаймер: все принадлежит Крипке
Предупреждение: Нецензурная лексика.
3.
– Ха-ха, – неуверенно сказал Дженсен, дослушав заикание Джареда до конца и подождав еще немного. Видимо, для верности. – Ха-ха-ха, – проговорил он уже более свободно и даже попытался улыбнуться. – Это ведь шутка такая, да?
Выглядел он убойно. Впечатление усиливалось кривоватой улыбкой, точнее даже скособоченной и вообще больше смахивающей гримасу. Если бы Оскара давали за способность вызывать у Джареда помутнение мозгов, дом Дженсена уже погряз бы в золоте. Статуэтки громоздились бы везде. В гостиной Эклз подпирал бы ими книги, на кухне кололи бы ими орехи, а в сортире использовал бы в качестве держателей для туалетной бумаги. Зацепившись за последнюю идею, Джаред самым тщательным образом погрузился в печальные думы о вечных ценностях, желательно девятьсот семьдесят пятой пробы – в общем, старательно отвлекал себя от вида неуверенного Дженсена.
Складывалось ощущение, что тот не понимал, чем рискует, вопросительно глядя в глаза и приоткрывая губы для новой фразы. Может, правда, кстати, действительно не понимал. И очень зря, потому что еще немного, и Джаред лично решил бы все проблемы Дженсена, заперев его в собственном трейлере. Ага, оборудовав дверь сканером, считывающим показания сетчатки и заложив окно кирпичом для верности. Заманчиво конечно, но насколько Джаред уже успел узнать Дженсена, даже связанный и с кляпом во рту тот нашел бы способ выразить неудовольствие.
А вот последнее он зря представил. Член, во время проработки гениального плана, державшийся вполне скромно, на финальном этапе внезапно выразил решительное согласие. И живейшее желание во всем этом поучаствовать.
Занятый не самыми приятными ощущениями Джаред, пропустил следующую реплику Эклза мимо ушей. Почти.
– .Крипке ударился так сильно! Эй, ты меня слышишь?
Похоже, закаменевшее лицо Джареда Дженсену уверенности не внушило. Да уж, посмотреть бы на того, кто способен вести непринужденную беседу, имея в штанах подобие отбойного молотка.
– Джаред? – с этими словами, Дженсен, мать его, Эклз, главная недотрога джаредовой жизни, подошел поближе, заглянул в глаза и легонько похлопал его по щеке.
Обрадованный неожиданной поддержкой, подлый орган так сильно выразил интерес к происходящему, что Джаред чуть не побледнел от резкого оттока крови. А может и побледнел, но поскольку инстинкт самосохранения не совсем скончался, все же кивнул и молча улыбнулся.
А что еще делать, если смысл происходящего ускользнул окончательно, и выговорить что-нибудь кроме “дай мне” – и то, только потому, что коротко – не представляется возможным?
Краткость, конечно, сестра таланта. Но что-то подсказывало, что такая реплика вряд ли поспособствует укреплению дружеских отношений между нестабильно-сумасшедшим Дженсеном и сумасшедше-озабоченным Джаредом. Так что он растянул губы пошире и представил, что взасос целуется с кактусом. Удивительно, но подействовало! Причем не только на член, но и на Эклза, который вместе с его куриной слепотой, касающейся строго определенных вещей, немедленно принял вымученный оскал за радостную ухмылку. В общем, не успел Джаред опомниться, как Дженсен чуть ли по гравию не покатился от хохота, приговаривая что-то вроде “Я ж чуть не купился! Ну, это ты меня ловко поймал!”
Призрак кактуса лопнул, как налитый водой презерватив. Но порадоваться внезапной дезактивации члена Джаред не успел. Мысли о том, что вытворит Дженсен, поняв, что Джаред действительно не шутил, подействовали куда как эффективнее, чем суперплотные трусы из стопроцентного хлопка. Чертов Крипке! Возложил, значит, почетную миссию донесения до Дженсена нюансов пиар-компании на Джареда, а сам – в кусты?!
Выглядело все, конечно, как случайность. Но Джаред мог бы свое – с трудом отвоеванное – место для трейлера в заклад поставить, что эта самая случайность долго просчитывалась, а потом еще дольше репетировалась. Это же Эрик, мать его. Президент съемочной площадки. Повелитель сверхъестественного!
Взял бы вот – и придумал, что получше. Уже ведь хорошо все складывалось. Медленнее, конечно, чем хотелось бы самому Джареду, зато верно. В смысле, еще не совсем верно, но уже все вернее и вернее. И трейлеры им с Дженсеном наконец-то выделили. И даже почти рядом. И марку пива, как выяснилось, они одну и ту же предпочитали. И пиццу в одной сети пиццерий заказывали – ничего, что Джареда от местной пиццы с души воротило – что не сделаешь ради духовной близости. Это, кстати, Сэнди подсказала.
Как и многое другое.
Все-таки, там, наверху, кто-то очень его любит. Сэнди вот подкинул в качестве потрясающего друга – проигранное пари, заставившее их изображать пару, для обоих обернулось серьезным выигрышем. Что бы Джаред делал сейчас без Сэнди и ее советов?
Девчонки – они в таких делах лучше разбираются. Для Джареда каждый разговор с ней с недавних пор являлся откровением. А уж с приездом так вообще настало время величайших открытий. Оказалось, что люди, к которым нужен особый поход – совсем даже не миф. Ну кто ж мог такое предположить? Раньше Джаред, например, всегда думал, что это какая-то газетная утка, вроде зеленых человечков. То есть, их всегда кто-то видел – сосед соседа, или там друг двоюродной тетки – но ни сфотографировать толком, ни, тем более, предъявить все равно не в состоянии.
Лично ему всегда хватало фразы про красоту. А особый подход заключался в том, что перед этим иногда еще требовалось улыбнуться. Порой – смущенно, порой – открыто. Но и все. Правда, до сих пор ему дело приходилось иметь с несколько другим типажом. Кто же знал, что они настолько различаются? Правда, и красота Дженсена разительно отличалась от красот прочих в сторону окончательной охренительности.
Джаред едва дождался, пока они запрутся в трейлере, после чего озвучил последнее наблюдение и принялся терпеливо ждать ответа, Но пока Сэнди всхлипывала на диване, уткнувшись лицом в ладони и содрогаясь всем телом от смеха, его вдруг на самом деле озарило. Причем, почти без посторонней помощи. То есть, истина снизошла на него подушкой, шлепнувшейся на голову по мановению сэндиной руки, но изменила все. Да что там – потрясла Джареда до основания, перевернула мир с ног на голову и оставила опустошенным и удивленным, как рождественскую индейку, обнаружившую внутри себя апельсины вместо яблок.
Дженсен тоже родом из Техаса!
А учитывая, что Техас – это штамп, выжигаемый на лбу при самом рождении – да так глубоко, что отпечаток сохраняется, подменяя собой некоторые извилины – можно больше не удивляться как несговорчивости Дженсена, так и его вспыльчивости. Джаред даже позавидовал сам себе – встреться они с Эклзом лет сто назад, примитивным ударом в челюсть дело точно не ограничилось бы. Получил бы реальную пулю в лоб и распугивал потом райских херувимов своей небритой техасской физиономией.
В общем, спасибо Сэнди. Ей бы еще сочувствия побольше к друзьям, а то он когда сообщил, что бросать попытки не собирается, та сначала смеялась как ненормальная, а потом предложила рассчитать, на какое время его записывать к дантисту. При условии, что зубов всего тридцать два, а выбиваются они удара эдак с третьего-четвертого.
К сожалению, гостила она всего полдня – только и успела, что имидж пары поддержать, да кактус полить. И еще отговорить от разрекламированного нижнего белья с определенным эффектом. Джаред сначала упирался, но мельком брошенная фраза о том, что так его скоро не только Дженсен, но и все остальное волновать перестанет, напугала гораздо больше любых рекламных предупреждений.
И к еще большему сожалению, день на этом не закончился.
Прямо на выходе из трейлера Джареда поймал Ким, послав по известному адресу – то есть, прямиком в лапы Эрика. Крипке обрадовался его приходу, словно черт невинной душе младенца, и так долго растекался мыслью по теме и без нее, что Джаред едва не познал ранее ускользавшее от него Дао. По крайней мере, в наличии заимелись почти все признаки: смотреть он смотрел, слушать – слушал, а видел и слышал совсем другое. Видимо, то, что в просторечье называлось нир-ванной.
Тип, которого Джаред под стол уложил и это успел ему поведать. Не в подробностях, конечно, а так, по верхам. Но для чего человеку дается логическое мышление? Правильно, для того, чтобы им пользоваться. Вот Джаред и пользовался на всю катушку. В самом деле, если есть вип-ванны и есть нир-ванны, то последние даже круче, судя по тому блаженству, которое Джаред при этом испытывал. Особенно, когда додумался мысленно добавить к теплой воде Дженсена. Причем, сначала в плавках, а потом – без. Правда, непонятно откуда взявшаяся пена мешала, но Джаред уже наловчился использовать собственное воображение на полную катушку, так что все равно балдел. Ровно до тех пор, пока Эрик от восторженных эпитетов в адрес собственных талантов, поднявших сериал на вполне заметную высоту в рейтингах, не перешел к дальнейшим планам, включающим пиар-акции.
Вот тут воображаемая вода резко остыла. А когда смысл вдохновленной речи Крипке окончательно просочился сквозь уши до мозгов – так и вовсе заледенела. А потом. Потом вдруг резко зашипела и, кажется, испарилась. Но Джареду уже было не до вывертов воображения.
Не успел Крипке намекнуть на намек более-чем-просто-дружеских отношений между ними с Дженсеном, как Джареда откровенно вынесло – в буквальном смысле, сначала из опустевшей нир-ванны, а затем и из рабочего кабинета Крипке. Все-таки кто-то свыше его очень любит. И еще, он будет настоящим ослом, если не воспользуется подвернувшимся шансом! Если переживет разговор с приговоренным Дженсеном, конечно.
На ходу благословляя самого Эрика; его предков, передавших по наследству этому золотому человеку восхитительно извращенный ум; а так же Сэнди, очень вовремя напомнившую про дантиста; Джаред помчался немедленно записываться на прием – потому что реакцию обрадованного новостями Дженсена он себе уже представлял. Чертов Крипке, не мог сам все объявить! Но даже мысль о тяжелой руке партнера по фильму не могла стереть с лица блаженную улыбку – Боже, храни Эрика с его идеями! – потому что деваться Дженсену теперь было некуда. А зубы. Ну, что зубы – поболят и перестанут.
Не успел он повернуть к собственному трейлеру, чтобы позвонить личному стоматологу и поинтересоваться ценой на вставные челюсти, как из темноты, подобно айсбергу перед “Титаником” появился Дженсен.
С тем же результатом.
Понимая, что затормозить он не успевает, Джаред внутренне взвыл, прощаясь с зубами, потеря которых точно влетит ему в копеечку, и на полном ходу врезался в Дженсена, сбивая его с ног, опрокидывая на землю и валясь сверху. Последняя мысль, промелькнувшая в голове перед падением, была о том, что лучше бы сегодняшний день вообще не начинался.
– Черт, Джаред, прости! – донеслось откуда-то снизу.
В голове звенело, гремело и шумело одновременно, Джаред, естественно, решил, что ослышался. А потом, когда понял, что все еще лежит, схватив Дженсена в охапку и прижимая его к земле – решил, что разговор с Дженсеном уже произошел. Правда, закончился плачевно – наверное, у Дженсена было с собой что-нибудь очень твердое или очень острое. В общем, он умер и попал в рай. Оставалось только проверить догадку.
– Бля, детка. – на всякий случай тихо и неразборчиво пробормотал Джаред. Дженсен под ним шевельнулся. – Нельзя же так подкрадываться! – торопливо закончил он.
Ноль эмоций. Ни удара в челюсть, ни мата, ни воплей! Все, Джаред, ты труп – покойся с миром, так и не заполучив охрененную красоту Дженсена в постель.
Он всхлипнул и покрепче обхватил призрак Эклза. Член выказал полное сочувствие горю – даже, кажется, немного поник, несмотря на ситуацию.
– Да, надо было мне посторониться, а я.мать твою, Джаред, да ты весишь тонну! – заворчал Дженсен, отпихивая его от себя.
Черт, даже на том свете призраки Дженсенов оказались лишены всякого сострадания к мученикам! Мысль о безжалостности подействовала на член как хорошая порция допинга. После чего Джаред всхлипнул еще раз и понял, что рай отменяется – он в аду.
– Эй, Джаред, ты чего, здорово ударился, что ли? – поинтересовался поднявшийся на ноги Дженсен и потянул его вверх. – Хорош валяться, вставай, пошли, у меня пиво есть.
Наличие на том свете пива поразило воображение Джареда едва ли не больше, чем наличие, то есть, сохранение – члена. Окончательно растерявшись, Джаред встал и пошел за Эклзом, как бычок на веревке.
– А я просто Кима встретил, – разглагольствовал Дженсен, идя впереди, – он сказал, ты к Крипке пошел. Вот я решил тебя найти.
Джаред плелся следом, с каждым шагом все больше убеждаясь, что с выводами о скоропостижной собственной кончине он несколько погорячился. К тому же, вид свеженького, и даже ничуть не помятого падением Дженсена, снова раздразнил воображение. А заодно и запертый в штанах орган.
Судя по всему, Дженсен недавно принимал душ. И трусы, если и носил. ну, хоть когда-нибудь – то явно не супертесные, и поэтому прямо-таки лучился доброжелательностью и хорошим настроением. Правда, на “детку” не среагировал, что очень странно. Хотя – может просто не расслышал?
В другое время Джаред бы только порадовался. Но вид благодушного Дженсена, воспоминания о его заднице и мысли о том, что еще десять минут назад Эклз лежал под Джаредом и не рыпался, уже превратили более-менее удобное белье в орудие пытки, а мозг самого Джареда в паштет.
– Ну что, и какие новости? – спросил Дженсен, обернувшись через плечо и улыбнувшись своей сногсшибательной улыбкой. – Рассказывай.
Конечно, Джаред рад был бы как-то Дженсена аккуратненько подготовить. Но разве такого подготовишь? Такой сам кого угодно и подготовит, и приготовит. Предварительно профессионально выпотрошив.
Поэтому Джаред просто остановился, сглотнул и задумался. Как назло, ничего умного в голову не приходило. Кроме разве что идеи, что лучше бы он и, правда, умер трехстами метрами раньше.
В общем, подгоняемый сверху проникновенным взглядом Дженсена, а снизу самым, что ни на есть, жарчайшим откликом собственного тела, Джаред как на духу выложил все, что услышал от Эрика. Шло, правда, тяжело – с паузами, заиканием и непроизвольным отступлением назад. Но Дженсен выслушал. Потом немного потормозил. А потом сделал вид, что смешнее шутки в жизни не встречал.
Техасец, мать его! Джаред почувствовал такое уважение и восхищение, что даже духом воспрянул. Ну узнает сейчас Дженсен, что это не шутка – и что?
– Это не шутка, Дженс, – сказал Джаред, подчиняясь наитию. – Я утвержденные планы видел, там это черным по белому написано.
Смех оборвался как-то сразу.
– Что, правда что ли? – подозрительно тихо спросил Дженсен. После чего потер лоб и скривился – явно от обилия мыслей по данному поводу.
Джаред мужественно подавил желание утешить его самым доступным способом – а именно затрахать до такого состояния, чтобы мыслить не получилось гарантированно еще дня три. А потом еще неделю – исключительно на определенные темы.
И кивнул.
– Бля, – коротко ответил Дженсен и замолчал.
И все! После затянувшейся минут эдак на десять паузы, Джареду стало совсем не по себе – такого Дженсена он еще не видел. Даже член впал в некоторую растерянность, давая хозяину возможность поразмышлять над не касающимися секса темами. Так что Джаред целую минуту думал, не прогрессирует ли техасская упертость в полный пофигизм. Потом помялся на месте, не представляя, как дальше реагировать, после чего все-таки рискнул осторожно подать голос:
– И?
– Ну, и что “и”? – немного нервно переспросил Дженсен. – Изобразим что-нибудь. На публику.
– Что например? – чувствуя себя в некоторой прострации, Джаред снова начал лихорадочно соображать, на каком он все-таки свете.
– Ну, взгляды, например, – вернул ему тот голосом сомнение. – Сыграем что-нибудь, подвусмысленнее. Сможешь?
Джаред внутренне зажмурился, а внешне отпустил себя и судорожно вцепился взглядом в Дженсена, облапывая так, как не осмелился бы руками – с головы до ног.
– Ну, вот видишь, – вздохнул Дженсен. – У тебя получится.
У Джареда пошла голова кругом. Умер он или нет, но попал прямиком в рай! И собирался здесь как следует развернуться.
– Но этого будет мало, – чуть запнувшись в начале, сказал он, ловя пробегающие по спине мурашки. – Нужны еще прикосновения.
– Какие? – подозрительно подобравшись, уточнил Дженсен.
– Ну, – Джаред для видимости помялся немного, а внутренне решил напоить Эрика за свой счет – в знак благодарности. – Ну, по коленке там похлопать, обняться “чуть больше, чем дружески”.
– Угу, – сказал Дженсен, сосредоточенно сдвигая брови. – Придется.
Судя по серьезной гримасе, он явно примеривался к роли джаредова бой-френда! Такого подарка судьбы Джаред точно не ждал. И все равно, достижение требовалось закрепить.
– Надо бы прорепетировать, – с замиранием сердца заметил он, демонстративно глядя в противоположную от Эклза сторону. – Я такое не играл ни разу, а натуральность тут, сам понимаешь.
Правильнее, да и честнее, было бы добавить “натуральность уже может катиться к черту!”, но Джаред собрался с силами – член уже вовсю поддерживал его своей каменной твердостью – и скромно потупился.
– Понимаю, – согласился Дженсен. Дружелюбия в его голосе наблюдалось примерно как в ласковой улыбке цепного пса, завидевшего незваного гостя. – Прорепетируем.
– Сейчас? Благо и нет никого, – невинно подкинул идейку Дженсен и про себя потер руки.
До дженсеновского трейлера оставалось всего ничего. Если они начнут репетицию здесь, то пока дойдут до места, Дженсен уже и думать забудет о своих заморочках. Джаред представил, как будет обнимать его, “репетируя”, и как Дженсен обнимет его в ответ. Голова кружилась – и это еще было мягко сказано! Во рту пересохло, в груди полыхал пожар. Вся кровь, казалось, собралась в одном-единственном месте.
А если Дженсена еще и поцеловать, то природа точно возьмет свое – решил Джаред, незаметно облизывая губы, и радуясь тому факту, что незадолго до всего этого выклянчил у Сэнди мятную жвачку.
– Да можно и сейчас, – ни о чем таком не подозревая, согласился Дженсен и подошел поближе. – Тронешь за задницу – убью, – мрачно предупредил он.
Или подозревая. Но это он сейчас так говорит, а вот когда начнутся объятия.
– Начинай ты, – усилием воли пропустив предупреждение мимо ушей, Джаред шагнул вперед. Решительно. Так, словно прыгал с крыши небоскреба – даже сжал кулаки, чтобы не наброситься на Дженсена первым. – Давай.
И чуть не кончил на месте, когда почувствовал первое прикосновение. К счастью, такое осторожное, что для оргазма его все-таки не хватило. В смысле, для физического оргазма. То, что творилось в душе, Джаред предпочел игнорировать, опасаясь перегрева. В голове вертелось, что так обниматься на публике не стоит, а вот когда они наедине – будет самое то, но тут Дженсен хмыкнул, пробормотал что-то вроде “черт, так химии точно не будет заметно”, отстранился на мгновенье и обнял еще раз – стиснув в объятии так, что у Джареда даже кости хрустнули.
– Да мы же с ним друзья! – громко и весело сказал Дженсен, глядя в сторону предполагаемых камер и поклонников. – И он мне нравится.- пауза продлилась как раз столько, сколько требовалось, чтобы Джаред сглотнул и распрощался с последними мозгами. – .как партнер по работе!
Терпенье кончилось, думать о чем-то другом было уже настоящим преступлением, и Джеред обнял его за талию – сразу, всего и очень крепко, почти подражая продемонстрированной хватке, но вместе с тем, не отказывая себе в удовольствии. Да, в настоящем, срывающем крышу удовольствии. Дженсен резко выдохнул, повернул к нему лицо, удивленно приоткрывая губы. А теряющийся в ощущениях Джаред двинул ладонью немного вниз, словно соскользнув рукой, и тут же дернулся наверх, за что-то зацепившись, но почти сразу выпутавшись. И на самом деле задохнулся, когда почувствовал под ладонью горячую гладкую кожу дженсеновской спины. Прикосновение к телу обожгло, вышибло дух и напрочь отшибло соображение. Спина! Мать его, это его голая спина!!! Рука сама собой заскользила вверх, прижимая и лаская, перед глазами вспыхнули звезды, кружась в одурелом хороводе, а по голове шарахнуло.
Не иначе как оргазмом.
– Твою мать!
Шарахнуло снова. Правда, на сей раз Джаред четко понял, что совсем даже не оргазм, а ботинок. И уже почти без удивления услышал над собой уже знакомое бешенство:
– Блядь, какого хрена?! Что, руки покоя не дают? Так насчет “оборвать и засунуть в задницу” я уже говорил!
Точно, не оргазм, а хорошо поставленный удар правой – тут же догадался Джаред, почти не чувствуя боли в челюсти. Быстрая проверка выявила, что освободившихся зубов по рту не мотается, и на том спасибо! Чудом увернувшись от следующего удара, каким-то непонятным способом перекатившись на бок, Джаред почти сразу же встал на ноги. И зря – как выяснилось, истерику “малышки Дженни” безопаснее было наблюдать с пола.
– Не называть деткой! Не лапать за задницу! Не сдирать, не расстегивать и не рвать одежду! – орал Дженсен в совершеннейшей ярости. – Ну неужели так сложно запомнить?!? Что непонятного? Меня не интересуют ваши намеки, заскоки и проблемы! Я не девочка по вызову, мне за это не платят, а если б даже и платили, я, блядь, не девочка! И у вас, блядь, денег не хватит со мной расплатиться!
Дженсен замахнулся еще раз – Джаред торопливо отдернулся, спасая челюсть, зубы и рассудок. В результате кулак Эклза просвистел в паре миллиметров от цели, а споткнувшийся об камень Дженсен едва снова не грохнулся на землю. Зато вдохновение пришло моментально.
– Да я, что ли виноват, что у тебя рубаха из штанов вылезла? – выкрикнул он, перехватывая следующий удар Дженсена. – Я, что ли, тебя раздевал? Очнись, придурок! Это репетиция была, что, забыл? Я же только за тобой повторял!
Он стиснул кулак Дженсена двумя руками и с силой оттолкнул от себя. Отлетев на пару метров, Дженсен остановился, тяжело дыша. Запыхавшийся, наверняка раскрасневшийся – жаль, в темноте таких подробностей не было видно, но воображение дорисовало их само. И это был предел, того, что Джаред – и его член – могли вынести.
Он еще раз крепко выругался, потом развернулся и, уже не обращая внимания на Дженсена, зашагал к своему трейлеру, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег. Потому что тело Дженсена в голом виде на ощупь было гораздо лучше, чем в одежде, и в голову лезли мысли о том, как бы оно ощущалось вообще в голом виде – в постели, под Джаредом, в его руках. И что наверняка задница Дженсена под джинсами еще божественнее, чем кажется с этой стороны брюк, и вообще.
Бля, да Дженсен весь охренительно красив, сволочь!
Джаред уже почти добрался до места, даже схватился за поручень и поставил ногу на ступеньку своего трейлера, когда сзади послышались шаги, а плечо дернулось под рукой вышеупомянутой сволочи.
– Отвали! – огрызнулся Джаред, сбрасывая с себя руку Дженсена. – Достал уже своими наездами!
– Джаред!
– Да, мать твою, Джаред! – уже просто трясясь от нереализованного сексуального возбуждения, рявкнул тот. – А не груша для битья! И не озабоченный извращенец! – добил он обоих: Дженсена – упреком, себя – правдивым и точным определением. – Я твой друг, сколько раз можно было повторять! Был! Все, отвали!
– Но Джа.
– Я сказал, от-ва-ли! – он с размаха вставил в замок ключ, умудрившись даже в темноте попасть в отверстие с первого раза, резко крутанул до щелчка, прозвучавшего как выстрел, и распахнул дверь.
Но в тот же самый миг Джареда круто развернуло, сдернуло на землю, и поставило перед Дженсеном.
– Прости, Джей, – выдохнул тот, прямо и очень открыто глядя в глаза. – Прости, я знаю, ты не хотел!
– Ладно, – Джаред спешно отвернулся, буквально взлетая назад, к спасительно открытой двери трейлера, – замяли! А теперь отвали!
Он как можно быстрее закрылся наглухо, сдернув с себя штаны едва ли не раньше, чем закрыл за собой дверь, и отчетливо понимая, что если он не подрочит сейчас же, то просто сдохнет от возбуждения.
И еще более отчетливо понимая, что в следующий раз эта мера может и не сработать.
.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s