квм 3

часть3
Сегодня был первый день съемок второго сезона. Все актеры
приехали на площадку отдохнувшие и подзарядившиеся новыми силами.
Кто-то даже появился раньше, чтобы успеть поговорить друг с другом,
обменяться новостями. Вот и Виталий Абдулов поступил так же. И не зря.
С ходу он наткнулся на Лену, которую был очень рад видеть. За эти три
недели с момента окончания съемок первого сезона сериала они ни разу не
встречались, но вот по телефону наговорили, наверное, уже километры
разговоров. Они словно нагоняли то самое время в период съемок первого
сезона, которое практически не общались, хотя виделись почти каждый
день, но тогда они ограничивались лишь банальными “привет-пока” и
репликами своих героев в кадре. Ну и иногда Лена слышала от партнера
лестные слова в адрес собственной актерской игры… но эта пара фраз –
это всё равно было не то. А сейчас… им было легко, и они могли
говорить часами. Виталий уже знал, как зовут Ленкиного кота, а Лена
выяснила цвет занавесок в его квартире. Кладя трубку после
многочасового разговора, оба чувствовали невероятный подъем и заряд
энергии. Они ощущали, что стали друзьями. И до определенного момента ни
одному из них даже в голову не приходило подумать о том, что они,
прежде всего, мужчина и женщина.
***
– Ленка, ну ты где? Только тебя ведь ждем! – Аня возмущенно поторапливала подругу.
– Иду! Сейчас уже! – В класс влетела немного взъерошенная Лена.
– Ну ты где пропадаешь-то? Сколько можно опаздывать? – наперебой ворчали “Ранетки”.
– Простите, девчонки. Начнем?
Уже
две недели Лена Третьякова снималась без особого энтузиазма. Начинала
накапливаться усталость, девчонки изматывались так же, как и она.
Пожаловаться было некому. Да еще последнее время она работала
“массовкой”. Дело в том, что ее партнер, и теперь уже друг, уехал по
срочным делам из Москвы. Пришлось перекраивать весь график съемок,
чтобы подстроиться под Абдулова. И сейчас снимались сцены в классах, на
улице, в общем, везде, где не нужно было участие школьного учителя
физкультуры. А Ленка скучала без интересных сцен и стала опаздывать на
съемки. И уже не первый раз ее ругал режиссер, и дулись девчонки. Вот и
сегодня она опять опоздала и опять получила очередной “втык”. Она не
знала, когда Виталий вернется, потому что уехал он поспешно и даже не
взял с собой телефон, поэтому позвонить другу и спросить, как у него
дела, она тоже не могла. Да и сам он о себе знать не давал. Но Лена не
обижалась. Видимо, мужчина был очень занят.
***
– Стоп! Снято! Отдыхай!
– Ну прям настоящая актриса! – раздался немного ироничный, но очень знакомый голос сразу за командой режиссера.
Ленка
медленно обернулась. В дверях школьного класса стоял Виталий Абдулов
собственной персоной. Стоял и улыбался. Лена взглядом перехватила эту
улыбку и, взвизгнув, преодолела разделявшее их расстояние и обняла его
за шею, обхватив его талию своими ногами. Виталий, с трудом удержав
равновесие после Ленкиной “атаки”, и, слегка удивившись столь бурному
приему, ответно обнял ее, но не удержался от легкого сарказма:
– Ты чего, Третьякова, на людей бросаешься? Как зверь прям-таки! Убьешь ведь!
Лена
чуть отстранилась и заглянула в его глаза. Они смеялись. Она понимала,
что он, несмотря на немного грубую интонацию, тоже очень рад ее видеть.
И тогда Ленка тоже решила пошутить:
– Что ты, я еще не такое могу!
И кусаться тоже умею, раз уж ты говоришь, что я зверь, – произнесла
Лена и легко укусила Виталия в нежную кожу шеи. Мужчина резко
побледнел, вздрогнул и выпустил девушку из рук. Но Лена вовремя
подставила ноги, и это удержало ее от падения на пол. Теперь она стояла
напротив него. Он тяжело дышал, а глаза уже не смеялись, а были
темными, почти черными. Лену испугала перемена в его настроении:

Виталь, ты что? Больно, да? Прости, пожалуйста, я не хотела. – Девушка
опять потянулась к нему, но Абдулов остановил ее, схватив ее руки в
свои.
– Ты что хочешь сделать? – прерывающимся голосом произнес он.
– Посмотреть, что я натворила. – И ее рука опять потянулась было к его шее.
– Не надо, Лен, все в порядке. – Он снова перехватил ее руку. – Иди, тебе надо бежать, следующая сцена.
– Но…
– Лена, ты где??! Опять опаздываешь??! – перебил ее фразу крик режиссера.
– Беги, – тихо повторил Виталий.
Лена
только несмело кивнула и вышла из класса. В голове прочно засела мысль,
что она сделала что-то не так. Что-то, что вызвало такую разительную
перемену настроения в ее друге. Только вот что?
Как только за
Леной закрылась дверь, Виталий позволил себе шумно выдохнуть. И тут со
всего размаха мужчина ударил кулаком в стену. Стена отозвалась глухим
гулом, а на руке остались красные пятна от удара. Но он этого даже не
заметил. Глаза лихорадочно блестели, шея до сих пор горела огнем от
прикосновения Лениных губ. Но не от боли. Сегодня впервые Виталий
ощутил то, что ни в коем случае не должен испытывать к этой девчонке,
которая младше его почти в два раза. Он ощутил сильнейшее желание.
Ровно в тот момент, когда она коснулась губами его шеи. И осознание
этого его шокировало.
“Черт возьми, что же теперь делать?” –
Виталий бродил по пустынному крылу школы. Тут еще не закончился ремонт,
поэтому съемки в этой части здания не велись. До него доносились
приглушенные голоса съемочной группы. Сюда никто никогда не заглядывал
– еще бы, за занавешенные строительной плёнкой окна не пробивался
солнечный свет, и возникало неприятное ощущение темноты и мрачности. К
тому же, здесь сильно пахло краской, и от этого кружилась голова. Но
мужчине сейчас на всё это было наплевать. У него тоже кружилась голова.
Но не от резкого запаха краски. А от того, что сейчас творилось в его
душе. Он прекрасно осознавал, что его желания запретны, и он не смеет
даже думать о них, не то что мечтать об их осуществлении. Он никогда
даже не предполагал, что обычная девчонка вызовет в нем такую бурю
чувств. Так что же случилось?
Еще сегодня он возвращался из своего
родного города и думал о Ленке. Думал о том, как она будет радоваться
его подарку – красивым серёжкам, о которых она без умолку болтала в
последний день перед его неожиданным отъездом. Она увидела их в новом
модном журнале, который был неосмотрительно забыт реквизиторами на
диване, расположенном в “сериальной” учительской. Когда в этом
помещении не шли съемки, диван использовался актерами для отдыха в
перерывах и иногда просто-таки “отвоёвывался с боем”, так как был на
удивление удобным. И в один из таких перерывов в съемках Лена заглянула
в учительскую, страшно обрадовалась, что никого нет, и прилегла
отдохнуть. Вдруг под спиной почувствовала что-то жесткое, и вытащила
из-под себя глянцевый журнал. Девушка усмехнулась, ведь подобный
реквизит был непременным атрибутом сериальной химички, а в жизни
актриса, исполнявшая эту роль, терпеть не могла “всю эту чепуху” и
читала только всемирно известных классиков. Ленка и сама нечасто
интересовалась подобными СМИ, но тут от нечего делать открыла издание.
И буквально влюбилась в потрясающие серёжки, которые увидела на первой
же странице в ушах одной известной топ-модели. В них не было вроде бы
ничего особенного (“Явно далеко не эксклюзив, и цена незаоблачная”, –
подумалось девушке), но они неизменно притягивали взгляд какой-то
неброской красотой и словно светились мягким загадочным светом.
Всё это, захлёбываясь от восторга, Ленка рассказывала спустя несколько минут Виталию. Он, как обычно, подтрунивал над ней:

Что, Ленка, ты теперь хочешь быть не только звездой сериала, но еще и
всемирно известной моделью? Для этого тебе нужны серьги?
– Дурак!
– беззлобно ответила девушка. – У меня параметры не те, чтоб быть
моделью. – Ленка заметила, что он удивленно на нее взглянул, мол, ты
что, серьезно в топ-модели хочешь, и она звонко рассмеялась. – Мне
всего лишь очень нравятся эти серёжки, – успокоила она Виталия и
продолжила восхищаться ювелирным украшением.
Сейчас, лихорадочно
бродя мимо банок с краской, малярных кистей и тому подобных
строительных “мелочей”, Абдулов вспоминал те ее горящие глаза и
восторженный тон. Вспоминал, что, срочно приехав в родной город по
делам, проходя мимо ювелирного магазина, случайно увидел в витрине те
самые серьги. И не раздумывая, купил. Он знал, что ей будет приятно, и
хотел порадовать подругу.
Но сейчас он просто не представлял себе,
как будет дальше не то что дарить ей этот подарок, а даже просто
разговаривать с ней. До сегодняшнего дня Лена была для него партнершей
по съемкам, хорошим другом, с ней было весело, он не ощущал своих лет,
они отлично общались и понимали юмор друг друга. Но так было до
сегодняшнего дня. До того момента, как она нежно коснулась своими
губами одного из самых чувствительных мест на его теле. За свои почти
40 лет у Виталия, конечно, было множество женщин. Но почему-то ни одной
из них ни разу не пришло в голову поцеловать его в шею. Они целовали
его в щеки, в губы, в уши, а в особо страстные моменты – в грудь и в
живот. Но все эти поцелуи не шли ни в какое сравнение с тем, что
сегодня натворила обычная неопытная девчонка девятнадцати лет. Один
единственный легкий “укус” в шею для него оказался подобно разряду
электрического тока, и в венах закипела кровь. Сегодня Виталий увидел в
немного нескладной Ленке не друга, не партнершу по съемкам, а Женщину.
Женщину, к которой его безумно тянуло.
Но Лена совершенно точно не
понимала, что теперь она с ним сделала. Он видел это по ее глазам после
того “поцелуя”. И сейчас он отчаянно пытался привести мысли в порядок,
не понимая, как теперь сможет сдерживаться в ее присутствии и
продолжать держаться с ней в дружеских рамках. Как выдержать все ее
будущие объятия и невесомые поцелуи при встрече? Ведь для нее он всё
так же остается просто другом.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s